Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

«ИНСТИТУТ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА В системе уголовно-процессуального права И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКЕ …»

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

— [ Страница 1 ] —

На правах рукописи

Лавнов Михаил Александрович

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Саратов – 2015

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовская государственная юридическая академия».

Научный руководитель кандидат юридических наук, доцент Никитина Людмила Васильевна

Официальные оппоненты: Татьянина Лариса Геннадьевна доктор юридических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Удмуртский государственный университет», профессор Гришин Александр Иванович кандидат юридических наук, профессор, Саратовский социально-экономический институт ФГБОУ ВПО «Российский социально-экономический университет имени Г.В. Плеханова», профессор

Ведущая организация ФГБОУ ВПО «Воронежский государственный университет»

(юридический факультет)

Защита состоится 02 апреля 2015 года в 12:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.239.01 при федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Саратовская государственная юридическая академия» по адресу: 410056, г. Саратов, ул. Чернышевского, 104, зал заседаний диссертационных советов.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовская государственная юридическая академия» (http://test.ssla.ru/diss.phtml).

Автореферат разослан «___» февраля 2015 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Кобзева Елена Васильевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Право является своеобразным инструментом в руках государства, с помощью которого выражается общественно необходимое соотношение частных и публичных интересов, регулируются социальные противоречия.

Преступление всегда порождает конфликт в обществе, единственно допустимым социально-правовым средством его разрешения выступает правосудие по уголовным делам. В свете проводимых правовых реформ, направленных на формирование и укрепление демократических институтов, российский уголовный процесс претерпел существенные изменения.

Современная уголовно-процессуальная политика ориентирована на гуманизацию законодательства, демократизацию мер борьбы с преступностью, обеспечение социальной справедливости. В таких условиях карательный (репрессивный) подход к решению проблемы преступности нуждается в переосмыслении.

Правоохранительной системе требуются законные, справедливые и в то же время эффективные средства и механизмы разрешения социальных конфликтов, связанных с совершением преступления.

В мировой юридической практике все большее внимание уделяется поискам и развитию альтернативных форм реакции государства на совершенное преступление, новая уголовная и уголовно-процессуальная политика в этом направлении становится наднациональной тенденцией.

В России таким альтернативным правовым средством разрешения уголовноправового конфликта является процессуальный институт прекращения уголовного дела, обоснованно считающийся одним из главных институтов отечественного уголовно-процессуального права. Это обусловливается важностью решения о прекращении уголовного дела, полностью завершающего производство, значимостью его материально-правовых и процессуальных последствий.

Уголовно-процессуальное право как составная часть российской правовой системы призвано устанавливать и поддерживать правовой порядок в обществе, содействовать развитию общества и личности.

Одним из ключевых аспектов этого является определение взаимоотношений личности, общества и государства, баланса частных и публичных интересов.

Непосредственным назначением уголовного судопроизводства выступает защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Действующая модель института прекращения уголовного дела не позволяет обеспечить реализацию указанных задач.

Правоприменительная практика основное внимание уделяет направлению уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом, обвинительным постановлением) прокурору, а прекращение уголовного дела оценивается как явление негативное.

Прекращение уголовного дела в ходе расследования рассматривается в качестве свидетельства незаконности его возбуждения, в то же время сокращение количества прекращенных уголовных дел и по реабилитирующим, и по нереабилитирующим основаниям воспринимается как повышение качества работы правоохранительных органов1. Любой факт прекращения уголовного дела получает негативную оценку, в том числе через систему статистических показателей. Результат такого положения – сокращение количества прекращенных дел.

Решением о прекращении уголовного дела существенным образом затрагиваются права и законные интересы личности, вовлеченной в уголовное судопроизводство.

Интеграция Российской Федерации в мировое сообщество, ориентация на построение правового государства предполагают готовность к реформе всей правовой системы, в том числе к пересмотру некоторых уголовно-процессуальных институтов с позиции усиления гарантий обеспечения таких прав.

Повышенный интерес современной науки уголовного процесса к идеям диспозитивности, целесообразности, справедливости и теоретическое обоснование возможности внедрения их в качестве принципов в уголовное судопроизводство обусловили необходимость исследования диалектики соотношения института прекращения уголовного дела и указанных принциповидей.

Принятию любого итогового решения по уголовному делу предшествует деятельность по собиранию, проверке и оценке доказательств.

Отсутствие единых стандартов доказывания при вынесении решения о прекращении уголовного дела по различным основаниям вызывает вопросы у законодателя, ученых и практических работников.

Подобные вопросы возникают и на стадии предварительного расследования, и в суде первой инстанции.

С 1 января 2013 г. на территории России начал действовать новый порядок проверки законности, обоснованности и справедливости приговора или иного решения суда, как не вступившего, так и вступившего в законную силу.

Предусматривая возможность прекращения уголовного дела в судах апелляционной, кассационной, надзорной инстанций, а также при возобновлении производства ввиду новых или вновь открывшихся Доклад Ю.Я. Чайки на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры РФ, 04.03.2010 г. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Генеральной прокуратуры РФ.

URL:

Источник: http://konf.x-pdf.ru/18yuridicheskie/270924-1-institut-prekrascheniya-ugolovnogo-dela-sisteme-ugolovno-processualnogo-prava-pravoprimenitelnoy-praktike.php

Васильева Е.Г. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

CОДЕРЖАНИЕ

Васильева Е.Г., канд. юрид. наук, ст. преподаватель кафедры уголовного права и процесса Института права БашГУ

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРЕКРАЩЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА И УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Кардинальное реформирование уголовно-процессуального законодательства, имеющее под собой цель поставить уголовное судопроизводство на состязательно-правоохранительные рельсы, коснулось практически всех институтов, регулирующих правоотношения в этой области.

Не стал исключением и институт прекращения уголовного дела. Между тем, к сожалению, сами по себе усилия, направленные на совершенствование тех или иных правовых процедур не всегда закономерно обеспечивают положительный результат.

Именно к такому выводу может привести системный анализ норм УПК РФ, регламентирующих прекращение уголовно-процессуальной деятельности.

Основной новеллой, безусловно, явилось вычленение из некогда цельного института прекращения уголовного дела процедуры прекращения уголовного преследования.

Понятно, что любое введение того или иного правового феномена требует четкой определенности его содержания, что позволяет не только уяснить точный смысл последнего, но и обеспечить единообразное его применение.

Тем не менее, законодатель допустил в этой области значительные пробелы, не обозначив значения таких понятий, как “уголовное дело”, “прекращение уголовного дела” и “прекращение уголовного преследования”.

Законодательное толкование получил лишь термин “уголовное преследование” (хотя и не в самом совершенном виде1).

Не останавливаясь на этой проблеме более подробно,2 отметим лишь, что “прекращение” в уголовно-процессуальном смысле может, как нам представляется, предполагать формально закрепленное обоснованное решение органов, ведущих уголовной процесс об отказе от уголовно-процессуальной деятельности, составляющей обособленное производство по поводу факта совершения преступления полностью (прекращение уголовного дела) или в отношении изобличения по данному факту конкретного лица (прекращение уголовного преследования).

Думается, что именно скудность понятийно-определенного обеспечения не только лишила практических работников важных базовых сведений, необходимых для понимания и правильного осуществления указанных процедур, но и во многом изначально предопределила несовершенство самой правовой регламентации рассматриваемого института.

Так, например, сам законодатель зачастую “не видит” особой разницы между прекращением уголовного дела и прекращением уголовного преследования и их правовыми последствиями: например, глава 29 УПК РФ, называется “Прекращение уголовного дела”, тогда как содержит в себе и правила прекращения уголовного преследования; согласно ч.3 ст.27, ст.254, п.1 ч.1 ст.439, ч.

1 ст.239 УПК РФ суд, лица ведущие уголовный процесс прекращают уголовное дело по основаниям, предусмотренным для прекращения уголовного преследования. Представляется не совсем целесообразным закрепление в ч.1 ст.27 УПК РФ основания, содержащегося в пункте втором.

Во-первых, этот пункт изначально не охватывает все основания прекращения уголовного дела, во-вторых, общее правило, касающееся этого вопроса уже достаточно четко закреплено в ч.3 ст.24 УПК РФ. Далее, вызывает недоумение частое включение этого самого пункта в те нормы, где его присутствие прямо противоречит законодательной логике: в ч.4 ст.213, ч.7 ст.246 и ч.

8 ст.302 УПК РФ. Напомним, что в указанных случаях речь идет о различиях в процессуальных последствиях при прекращении уголовно-процессуальной деятельности по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям. Присутствие в них п.2 ч.1 ст.27 УПК РФ (а он включает в себя все шесть оснований для прекращения уголовного дела, предусмотренных в ч.1 ст.

24 УПК РФ) лишает эти нормы всякого смысла. Интересно, что ту же самую ошибку, цитируя УПК РФ, допускает и Конституционный Суд в своем Постановлении от 8 декабря 2004 г.3

Помимо приведенных выше, существуют и другие неточности, которые выходят за рамки простой “невнимательности” законодателя. В качестве иллюстрации этого утверждения приведем некоторые примеры.

Так, к одному из основных недостатков законодательного обеспечения института прекращения, следует, на наш взгляд отнести проблему соотношения правовых позиций материального и процессуального права. Как известно, законодатель лишь недавно устранил прямые несоответствия между УК РФ и УПК РФ в этой области.

Но остались и другие, не столь очевидные. Так, например, нормативное регулирование института процессуального прекращения фактически рассчитано лишь на классический случай уголовной ситуации: одно деяние, совершенное одним лицом.

Там же где речь идет о соучастии либо о множественности, применение соответствующих норм УПК РФ вызывает определенные сложности. Почему, например, при отсутствии состава преступления должно прекращаться все уголовное дело (п.2 ч.1 ст.

24 УПК РФ), ведь эта правовая категория помимо объективных элементов (которые, кстати, укладываются в понятие “отсутствие события преступления” – пункт 1 ч.1 ст.

24) имеются и субъективные (и именно они приходятся на долю второго пункта), относимые не к факту преступления, а к лицу, его совершившему? Проще говоря, состав преступления может отсутствовать в деянии лишь одного из “соучастников”. То же можно сказать и в отношении обстоятельств, указанных в п.4, 6 ч.1 ст.24, п.1 ч.1 ст.

439 УПК РФ, которые могут относиться не ко всем лицам, совершившим это деяние совместно. Вправе ли правоприменитель прекратить в данном случае все уголовное дело, как этого требует закон? В силу принципа публичности – нет. На наш взгляд, все обстоятельства, относящиеся к личностным характеристикам и по своей правовой природе, препятствующие уголовному производству должны быть отнесены к основаниям для прекращения уголовного преследования, в целом же производство по такому делу может быть прекращено по основанию, предусмотренному в ч.4 ст.24 УПК РФ.

Далее, в случае соучастия может возникнуть и такой вопрос: является ли заявление потерпевшего по делу частного обвинения основанием для возбуждения уголовного дела и уголовного преследования всех лиц, совершивших преступление, независимо от того, кого конкретно потерпевший хочет привлечь к уголовной ответственности или преследоваться могут только те лица, которых потерпевший указал в своем заявлении? Исходя из требований главы 41 УПК РФ, верным является второе предположение. А если это так, то и обстоятельство, предусмотренное в (п.5 ч.1 ст.24), следует признать личностным и отнести к основаниям для прекращения уголовного преследования. Попутно обратимся к положениям ст.23 УПК РФ “Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации”. Во-первых, название указанной статьи содержит не совсем понятное “привлечение к уголовному преследованию”, которое законодатель, исходя из содержания статьи, приравнивает к возбуждению уголовного дела, хотя, как известно, они могут и не совпадать (при возбуждении уголовного дела по факту совершения преступления). Во-вторых, уголовное преследование в порядке этой статьи находится в “подвешенном” состоянии – оно не относится ни к делам частного, ни к делам частно-публичного, ни к делам публичного обвинения (согласно положениям ч.2, 3, 5 ст.20 и ст.23 УПК РФ). Поэтому неясен и вопрос о порядке прекращения процессуальной деятельности: возможно ли это сделать по п.5 ч.1 ст.24 или по ч.2 ст.20 УПК РФ. По этому вопросу требуется более четкая позиция законодателя.

И еще, на что хотелось бы обратить внимание, в рамках соотношения уголовного и уголовно-процессуального права, применительно к рассматриваемой проблеме: Во-первых, в отношении деяния, преступность и наказуемость которого устранены впоследствии вступившим в законную силу уголовным законом, дело должно прекращаться не за отсутствием состава преступления, а за отсутствием его события (не по п.1, а по п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ). Во-вторых, несмотря на то, что сроки уголовного преследования действительно совпадают со сроками давности совершения преступления, исходя из требования точности, предъявляемого к языку закона, в п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ должны быть упомянуты последние.

В заключении отметим еще один момент, требующий законодательного урегулирования: прекращение уголовного дела в отношении лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказание и его исполнение. На этот счет в УПК РФ имеется две нормы: общая, закрепленная в п.4 ч.

1 ст.208 – согласно ей при временном тяжелом заболевании обвиняемого (подозреваемого) производство по делу должно быть приостановлено и специальная – согласно п.1 ч.1 ст.

439, если лицо с психическим расстройством, наступившим после совершения деяния не представляет опасности, уголовно-процессуальная деятельность в отношении него должна быть прекращена. Статья 81 УК РФ, регулирующая данный вопрос, не дает четкого ответа, т.к.

содержит диспозитивное правило: такое лицо “в случае выздоровления может подлежать уголовной ответственности, если не истекли сроки давности”. Таким образом, вопрос об окончании уголовного дела в отношении указанных выше лиц остается открытым.

Литература и примечания

  1. См. об этом: Еникеев З.Д. Уголовное преследование. Уфа. 2000. С.5-10.
  2. На этот пробел в законодательстве указывают многие процессуалисты. См., например: Бурылева Е.В.

    Прекращение уголовного дела и уголовного преследования // Актуальные вопросы уголовного процесса современной России. Межвуз. сб. науч. трудов. Уфа. 2003. С.120; Сухарева Н.Д. Прекращение уголовного преследования на стадии предварительного расследования. Автореф. дисс. … канд.

    юрид. наук. Иркутск. 2002. С.7.

  3. Российская газета. 2003. 23 декабря.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/b/ufa20042/vasileva.htm

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

Проблемы практики прекращения уголовного дела и преследования

Уголовное преследование, делится на виды в зависимости от характера преступления, а также степени тяжести. Оно может осуществляться: 1) в частном порядке;

Отождествление понятий «реабилитация и «признание лица невиновным либо когда признание лица невиновным рассматривается, как основание возникновение права на реабилитацию приводит к мнению, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующему основанию и отсутствие права на реабилитацию означает признание обвиняемого (подсудимого) виновным в совершении преступления.

Прекращение уголовного дела допускается как в досудебных стадиях производства по уголовному дела, так и в судебных.

В действующем УПК РФ правовая регламентация института уголовного преследования основывается на двойственной правовой природе уголовного преследования, а именно, как процессуальной деятельности в отношении конкретного лица; как производства по уголовному делу в целом.

Некоторые проблемы нормативного регулирования и практики прекращения уголовного преследования (дела) в связи с примирением сторон Текст научной статьи по специальности — Государство и право

«альтернативой», специально направленной на защиту прав (прежде всего, имущественных) потерпевшего2.

Некоторые проблемы нормативного регулирования и практики прекращения уголовного преследования (дела) в связи с примирением сторон

Органу-медиатору необходимо выяснить отношение к такому способу разрешения уголовноправового спора указанных участников процесса, относящихся к сторонам в деле.

Очевидно, их со-По сути, позиция участников процесса со стороны обвинения, наряду с другими, входит в состав материальной предпосылки для принятия решения о прекращении уголовного дела (преследования) по статье 25 УПК РФ, но эта предпосылка может и не реализоваться.

При этом положительное решение вопроса о прекращении уголовного преследования в связи с примирением сторон возмож-Следовательно, прекращение уголовного дела по статье 25 УПК РФ исключает применение возмещения вреда через механизм гражданского иска в уголовном деле.

Актуальные проблемы прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в российском уголовном судопроизводстве Текст научной статьи по специальности — Государство и право

Как показывает изучение судебной практики, в качестве постпреступных действий, свидетельствующих о деятельном раскаянии, судами в настоящее время принимаются абсолютно разные позитивные действия и обстоятельства.

Так, по одному из дел суд констатировал следующее: «Подсудимый П. А. В.

положительно характеризуется по месту жительства, полностью признает вину в предъявленном обвинении, указывая, что желает пройти военную службу в Вооруженных силах

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

Терехов Евгений Владимирович, канд. юрид. наук. Должность: судья, старший преподаватель.

Место работы: Автозаводский районный суд г. Н. Новгорода, Российский государственный университет правосудия. Филиал: Нижегородский филиал. E-mail: [email protected]

Ендольцева А. В., Милевский А. И. Освобождение от уголовной ответственности: теория и практика применения.

М., 2005. на статью Терехова Евгения Владимировича, судьи Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода, к. ю. н., ст.

преподавателя Нижегородского филиала Российского государственного университета правосудия «Актуальные проблемы прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием в российском уголовном судопроизводстве » 4. Щерба С. П., Савкин А. В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении. — М.

: «Спарк», 1997. УИК РФ – Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации – Федеральный закон Российской Федерации от 08.01.1997 г. № 1-ФЗ. Скачивание начинается.

Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Проблема прекращения уголовного дела и уголовного преследования в связи с примирением сторон

Постановлением Залесовского районного суда Алтайского края прекращено уголовное дело в отношении Ф. в связи с примирением сторон. Судом было установлено, что в дневное время у Ф.

возник преступный умысел, направленный на совершение кражи чужого имущества, совершенной с незаконным проникновением в хранилище, а именно: дизельного топлива принадлежащего Открытому акционерному обществу.

В судебном заседании представитель потерпевшего просил прекратить уголовное дело в связи с примирением с подсудимым и заглаживанием им причиненного вреда.

Полагаем, что есть основания внести в уголовный и уголовно-процессуальный законы положения, устанавливающие запрет либо временное ограничение (от 1 года до 3 лет), в течение которого лицо не может быть повторно освобождено от уголовной ответственности в связи с примирением сторон.

Головко Л. Основания и процессуальный порядок прекращения уголовного дела дознавателем? В. Новые основания освобождения от уголовной ответственности и проблемы их процессуального применения// Государство и право. 1997. № 8.3.

Даль В. И. Толковый словарь Живого Великорусского языка. Т. 3 М. 1998. Самым точным нам представляется иной подход к пониманию сущности примирения сторон в уголовном судопроизводстве: под примирением потерпевшего и лица, совершившего преступление, нужно понимать достижение ими согласия, консенсуса по вопросу об освобождении последнего от уголовной ответственности [1, c. 366].

Владимир Сверчков — Освобождение от уголовной ответственности, прекращение уголовного дела (преследования), отказ в его возбуждении

УИК РФ – Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации – Федеральный закон Российской Федерации от 08.01.1997 г. № 1-ФЗ.

Источник: https://urist-onlain.ru/pravo-na-zashchitu/problemy-praktiki-prekrashhenija-ugolovnogo-dela-i.html

Юр-вопрос
Добавить комментарий