Судебная практика по делам об оперативно розыскной деятельности

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности

Судебная практика по делам об оперативно розыскной деятельности

В соответствии со ст. 11 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, использование результатов оперативно-розыскной деятельности возможно в нескольких вариантах. Они могут:

  • использоваться для проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, имущества, подлежащего конфискации;
  • могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела;
  • использоваться для подготовки и осуществления следственных и судебных действий;
  • использоваться в доказывании по уголовным делам;
  • служить основой для принятия решений о достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений.

Кроме того, использование результатов ОРД может быть связано с реализацией полномочий по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, по обеспечению представления интересов государства в делах о банкротстве, а также при реализации полномочий в сфере государственной регистрации юридических лиц. Для этого результаты ОРД могут направляться в налоговые органы.

Использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам

Процесс доказывания является стержнем любого уголовного дела. В последние годы в теории и практике настойчиво развивается идея о необходимости более активного использования в уголовном процессе данных, полученных при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, включая преобразование их в судебные доказательства.

Результаты оперативно-розыскной деятельности не могут быть непосредственно использованы в качестве доказательств, так как законодательно предусмотренные форма и порядок их получения отличаются от уголовно-процессуальных доказательств.

Как отметил в одном из своих решений Конституционный Суд РФ, результаты оперативно-розыскных мероприятий являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается статьями 49 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации[1].

Поэтому, как отмечал Р.С. Белкин, «проблема использования оперативной информации в доказывании сводится к проблеме придания процессуального статуса источникам информации» [2].

Таким образом, для вовлечения в уголовный процесс результатов оперативно-розыскной деятельности, необходимо дополнительно произвести следственные действия, которые позволят субъектам процессуальной деятельности воспринять факты и обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и облечь их в определенную уголовно-процессуальным законодательством форму. Для этого результаты ОРД должны отвечать ряду требований.

Согласно межведомственной Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд», которая утверждена приказом МВД РФ, Федеральной службы безопасности РФ, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков и Минобороны РФ от 17 апреля 2007 г. 368/185/164/481/32/184/97/147 (далее Инструкция)(пункт 21) результаты оперативно-розыскной деятельности, представляемые для использования в доказывании по уголовным делам, должны позволять:

  • формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств;
  • содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства;
  • содержать данные позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе.

Чтобы результаты оперативно-розыскной деятельности могли эффективно использоваться в доказывании, в сообщении о результатах оперативно-розыскной деятельности и других представляемых материалах (независимо от наименования документов) должно быть отражено следующее:

  • точное, в соответствии со статьей 6 Закона об ОРД, наименование оперативно-розыскного мероприятия, в результате которого получены представляемые сведения. Это необходимо как для правильного использования сведений, так и потому, что для отдельных оперативно-розыскных мероприятий законом предусмотрены особые условия их проведения;
  • какие именно получены сведения, имеющие значение для дела;
  • кем получены указанные сведения, т. е. кто проводил оперативно-розыскное мероприятие и кто в нем участвовал (оперативный сотрудник, а также лица, оказывающие ему содействие, которые в случае необходимости и соблюдении определенных условий могут быть допрошены в качестве свидетелей), и при каких именно обстоятельствах они получены. Только при наличии таких данных можно реально обеспечить проверяемость представленных сведений, о которых сказано в пункте 21 Инструкции;
  • если при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в соответствии с частью 3 статьи 6 Закона об ОРД, применялись технические средства и представляются результаты их использования (аудио- или видеозаписи, фото- или киноматериалы и т.п.) должны быть точно указаны технические характеристики этих средств. Это нужно, прежде всего, чтобы при осмотре (просмотре, прослушивании) в ходе следственного действия представленных материалов применить аппаратуру с надлежащими техническими характеристиками, позволяющими не только воспроизвести соответствующую запись, но и не привнести в нее каких-либо необратимых изменений.
  • если вместе с сообщением о результатах оперативно-розыскных мероприятий представляются те или иные отображения существенных для дела обстоятельств (аудио- или видеозаписи, кино- или фотодокументы и т.п.) или какие-либо предметы или документы, имеющие значение в доказывании, указанные предметы и документы следует представлять упакованными по правилам упаковки вещественных доказательств, с печатью органа и подписью соответствующего должностного лица.

Источник: https://advokatsidorov.ru/ispolzovanie-rezultatov-ord.html

Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

Судебная практика по делам об оперативно розыскной деятельности

В процессе доказывания запрещаетсяиспользование результатовоперативно-розыскной деятельности, еслиони не отвечают требованиям, предъявляемымк доказательствам настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 89

1.Оперативно-розыскная деятельностьпредставляет собой разновидность познанияв соответствии с ее целями и задачами.Однако это не уголовно-процессуальноепознание, назначение которого определено вст. 6 УПК РФ.

Припроведении оперативно-розыскныхмероприятий отсутствуют процессуальныегарантии достоверности сведений, которыеиспользуются для установленияобстоятельств, предусмотренных в статье 73УПК РФ.

Поэтому, сведения, полученные в ходепроведения оперативно-розыскныхмероприятий, сами по себе не являютсяуголовно-судебными доказательствами.

Всвязи с этим в статье 89 УПК РФ содержитсяобщее правило о прямом запрете наиспользование результатовоперативно-розыскной деятельности впроцессе доказывания. Результатыоперативно-розыскной деятельности могутбыть использованы в доказывании, если ониотвечают требованиям, предъявляемым кдоказательствам нормами УПК РФ.

2.Согласно требованиям части 4 статьи 12Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”результаты оперативно-розыскнойдеятельности отражаются воперативно-служебных документах. Этидокументы представляются судье, прокурору,следователю и органу дознания в порядке ислучаях, которые установлены настоящимФедеральным законом. Но эти служебныедокументы от этого автоматически нестановятся доказательствами по уголовномуделу. Чтобы стать ими, они должны отвечатьряду условий. Во-первых, эти результатыдолжны быть получены в ходе выполненияоперативно-розыскных мероприятий, прямоуказанных в статье 6 Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”,перечень этих мероприятий исчерпывающий ирасширительному толкованию не подлежит. Во-вторых, сами эти мероприятия должныбыть проведены уполномоченным на тоорганом, указанным в Федеральном законе,при наличии на то законных оснований впорядке, предусмотренном Законом обоперативно-розыскной деятельности. В-третьих, результаты проведенныхмероприятий должны найти отражение воперативно-служебных документах. Наконец, и это самое главное,оперативно-служебные документы, отражающиерезультаты оперативно-розыскныхмероприятий, могут стать доказательствамив уголовном судопроизводстве толькопосредством производства следственных ииных процессуальных действий,предусмотренных настоящим Кодексом (ч. 1 ст.86 УПК РФ). Правовая позиция по вопросамиспользования результатовоперативно-розыскной деятельности вдоказывании высказана в ОпределенииКонституционного Суда РоссийскойФедерации N 18-О от 04.02.1999 “По жалобам гражданМ.Б. Никольской и М.И. Сапронова на нарушениеих конституционных прав отдельнымиположениями Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”(Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. N 3).Конституционный Суд указал, что собирание,проверка и оценка доказательств возможнылишь в порядке, предусмотренномуголовно-процессуальным законом. Результаты оперативно-розыскныхмероприятий являются не доказательствами,а лишь сведениями об источниках тех фактов,которые, будучи полученными с соблюдениемтребований Федерального закона “Обоперативно-розыскной деятельности”, могутстать доказательствами только послезакрепления их надлежащим процессуальнымпутем, а именно на основе соответствующихнорм уголовно-процессуального закона, т.е.так, как это предписывается статьями 49(часть 1) и 50 (часть 2) Конституции РоссийскойФедерации. Таким образом, результатыоперативно-розыскных мероприятий по своейюридической природе являются сведениямилишь об источниках процессуальныхдоказательств. Но сами эти сведения в своюочередь должны быть получены по основаниями в порядке, предусмотренном Федеральнымзаконом “Об оперативно-розыскнойдеятельности”, что в свою очередь являетсяпредпосылкой процессуальной допустимостидоказательств. Иными словами, результатыоперативно-розыскных мероприятий – это”доказательства” процессуальныхдоказательств. Последние же должнысобираться, проверятся и оцениваться всоответствии с требованиямиуголовно-процессуального закона. 3. Внастоящее время отсутствуют четкиепроцессуальные правила, пряморегламентирующие использованиерезультатов того или иногооперативно-розыскного мероприятия вдоказывании, что на практике неизбежнопорождает определенные трудности. Каждое доказательство в уголовномсудопроизводстве должно иметь свойисточник происхождения. Исчерпывающийперечень этих источников назван в ч. 2 ст. 74УПК РФ. Поэтому сведения, полученные врезультате проведенияоперативно-розыскных мероприятий, могутстать уголовно-судебными доказательствами,если они получены из указанных вуголовно-процессуальном законодательствеисточников. Формирование процессуальныхисточников происходит в ходе допросов лиц вкачестве свидетелей, проведения экспертиз,осмотров предметов, документов, местности ижилища, в ходе проведения иныхпредусмотренных процессуальным закономследственных и судебных действий. Именно входе проведения следственных и судебныхдействий осуществляются собираниедоказательств, их проверка и оценка с точкизрения их относимости, допустимости идостоверности. 4. Одними из самыхраспространенных оперативно-розыскныхмероприятий являются опросы и наведениесправок, которые могут производиться нагласной и негласной основе. Результатыопросов отражаются в полученныхобъяснениях, рапортах и меморандумахдолжностных лиц, производивших данноеоперативно-розыскное мероприятие. Однакоэти оперативно-служебные документы немогут являться доказательствами вуголовном судопроизводстве как иныедокументы. Источником информации,полученной в ходе этогооперативно-розыскного мероприятия,являются лица, поэтому они должны бытьдопрошены в ходе предварительногорасследования или в суде с соблюдением всехпроцессуальных правил получения этого видадоказательств и гарантий обеспечениядостоверности полученных сведений. Такимобразом, результаты опросов могут явитьсялишь основанием для проведенияследственных действий – допросов. 4.1.Наведение справок оформляется рапортом илисправкой. Результаты наведения справокмогут приобщаться непосредственно кматериалам уголовного дела в видедокументов, если они получены изорганизаций и учреждений, а достоверностьсведений, в них содержащихся, носитофициальный и проверяемый характер. Этодокументы, поступившие изинформационно-поисковых систем (требованиеиз ИЦ о судимостях, справки из органоввнутренних дел, судов, контрольных органовоб административных правонарушениях, осостоянии на учете в ОППН, ПНД,характеристики и т.д.). Иные сведения,полученные в ходе наведения справок, могутстать источниками доказательств только входе проведения следственных действий илиэкспертиз. 5. Сбор образцов длясравнительного исследования какоперативно-розыскное мероприятие не можетподменять такое следственное действие, какполучение образцов для сравнительногоисследования (ст. 202 УПК РФ). В противномслучае полученные образцы лишаютсянадлежащих процессуальных гарантий длядальнейшего их использования вдоказывании, что влечет недопустимостьпроизводных доказательств. Результатысбора образцов для сравнительногоиспользования играет служебную роль иимеет ориентирующее значение дляпланирования дальнейшего расследования ипроведения отдельных следственныхдействий. 6. Проверочная закупкасостоит в совершении мнимой сделкикупли-продажи с лицом, подозреваемом вторговле запрещенными в гражданскомобороте предметами, товарами (наркотиками,фальсифицированными спиртными напитками,контрафактной продукцией,сильнодействующими препаратами, оружием,боеприпасами и т.п.), а также для выявленияфактов обмана потребителей. Особенностьюэтого мероприятия является”зашифрованность” проверочной закупки подвидом обычной процедуры с последующимобъявлением продавцу о фактической целизакупки, контрольным взвешиваниемприобретенного товара и составлением акта,отражающего результат проведения этогооперативно-розыскного мероприятия.Используется и негласная форма проверочнойзакупки, о которой продавцу не сообщается, ипо результатам этого мероприятиясоставляется справка. Результаты негласнойформы проверочной закупки не могутиспользоваться в доказывании по уголовномуделу, так как отсутствуют какие-либопроцессуальные гарантии достоверностиполученных таким путем сведений. Такиерезультаты служат задачам выполненияоперативно-розыскной деятельности и могутявиться основанием для возбужденияуголовного дела, с последующим проведениемследственного эксперимента (ст. 181 УПК РФ). 6.1. Гласные формы проведения проверочнойзакупки с последующим объявлением еерезультатов продавцу могут быть положены воснову доказывания, так как у продавцаимеются возможности участия в исследованиидоказательств при контрольном взвешиваниии составлении акта закупки, он можетподавать свои возражения и замечания. Актпроверочной закупки направляется в органпредварительного расследования и имеетпроцессуальное значение иного документа,сведения, полученные в ходе этогомероприятия, проверяются путем допросовлиц, принимавших в нем участие. Нередко этомероприятие проводится с участием понятых,что не предусмотрено Законом обоперативно-розыскной деятельности. Участиепонятых может иметь место только в рамкахпроизводства по возбужденному уголовномуделу. При проведении этогооперативно-розыскного мероприятия, как иряда других, обычно игнорируются положениястатьи 17 Закона “Об оперативно-розыскнойдеятельности”, которые допускаютпривлечение отдельных граждан с ихсогласия к подготовке или проведениюоперативно-розыскных мероприятий. Участиеэтих лиц не может носить, если так можновыразиться, “удостоверяющий” характер, ибоэто не понятые, а лица, оказывающиесодействие проведениюоперативно-розыскного мероприятия наконфиденциальной основе. В силу этогопривлечение отдельных лиц к проведениюпроверочной закупки весьма целесообразно,но в этом случае такие лица подлежатрасшифровке с их согласия и могут бытьдопрошены в ходе расследования в качествесвидетелей. 7. Исследование предметов идокументов обычно производитсяспециалистами в области криминалистики илиспециалистами в других сферах деятельности(биологами, судебными медиками, химиками ит.д.). Полученная таким путем информацияоблекается в форму справок, меморандумов,рапортов. 7.1. В определенных случаяхсправки об исследовании предметов идокументов имеют доказательственноезначение как основание для возбужденияуголовного дела: справка об отнесенииобнаруженного вещества к наркотическимсредствам, справка о принадлежностипредмета к огнестрельному или холодномуоружию, об отнесении предметов кбоеприпасам, о наличии подчисток или следовподделки в документе и т.д. Одновременнотакие справки служат основаниями и дляназначения соответствующих экспертиз. В относительно несложных случаях, восновном при проведении дознания, приотсутствии сомнений и спора, справки могутиметь процессуальное значение источникадоказательств – иных документов. Этоотнесение предмета к категории холодногооружия, пистолета – к огнестрельному оружиюи т.п., когда не требуется проведенияэкспертиз. 8. Наблюдение – это негласноеслежение за интересующими оперативноеподразделение лицами или событиями с цельюполучения информации, используемой длязадач выполнения оперативно-розыскнойдеятельности. Результаты наблюденияфиксируются рапортом,справкой-меморандумом, а также сприложением фотографий, магнитных лент ивидеокассет. Добываемая таким путеминформация может иметь важное значение вуголовном судопроизводстве.Зафиксированные результаты этогооперативно-розыскного мероприятияпредставляются органу дознания,следователю или в суд на основаниипостановления руководителя органа,осуществляющего оперативно-розыскнуюдеятельность (ч. 3 ст. 11 Федерального закона”Об оперативно-розыскной деятельности”).Далее эти результаты подлежат вовлечению вуголовное судопроизводство и проверке всоответствии с требованиямиуголовно-процессуальногозаконодательства: путем осмотрапредставленных предметов и документов,проведения экспертиз, допросов лиц,осуществлявших это оперативно-розыскноемероприятие. Определение конкретныхследственных действий производится взависимости от характера представленныхпредметов и документов. 8.1. Приподготовке осуществления наблюдения сприменением аудиозаписи иногдапривлекаются понятые для удостоверенияфакта вручения лицу, оказывающемусодействие в проведенииоперативно-розыскного мероприятия,технических средств. Как уже отмечалось,институт понятых при проведенииоперативно-розыскных мероприятий не долженприменяться. Это может только породитьсомнение в достоверности полученных такимпутем сведений, поскольку производитсяэклектическое сочетание следственного иоперативно-розыскного мероприятий.Вручение технических средств наблюдениядолжно производиться по постановлениюначальника оперативного подразделения суказанием технических характеристик ипараметров используемого для наблюдениясредства.

9. Отождествление личности -сыскное опознание человека состоит вустановлении и идентификации живого лицаили неопознанного трупа по статическим илидинамическим признакам. Результаты такогооперативно-розыскного опознания ни в коемслучае не могут иметь самостоятельногозначения доказательства по уголовномуделу.

Для этого необходимо проведениеэкспертиз (например, дактилоскопической),предъявление для опознания по правиламстатьи 193 УПК РФ.

Если вопрос об опознаниитрупа решается относительно просто, дляэтого только необходим предварительныйдопрос опознающего о приметах иособенностях, по которым он может опознатьтруп, и наличие понятых при проведенииопознания, то опознание живого лицапредставляет достаточную сложность,влекущую порой следственно-судебнуюошибку.

В части 3 статьи 193 УПК РФсформулировано правило, согласно которомуне может проводится повторное опознаниелица тем же опознающим и по тем жепризнакам. Иногда оперативные работникинегласно показывают опознающемузаподозренное лицо и порой убеждают, чтоэто именно то лицо, которое причастно кисследуемому событию.

Последующеепредъявление для опознания в порядкестатьи 193 УПК может привести к судебнойошибке. Так, по одному из дел обизнасиловании двух женщин каждая из нихуверенно опознала подозреваемого,подтвердив затем свои показания на очныхставках.

В результате опознанный в течениинескольких недель находился под стражей,пока с достаточной достоверностью не былоустановлено его алиби, а затем вообще былустановлен настоящий преступник. Какоказалось, оперативные работники этим двумпотерпевшим заведомо показалиопознаваемого перед предъявлением его дляопознания. В

К тексту закона »

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/2716/7239

Верховный суд разъяснил, как выявить провокации спецслужб

Судебная практика по делам об оперативно розыскной деятельности

Верховный суд России потребовал от людей в мантиях не поддаваться на полицейские провокации: если тайные агенты буквально толкают человека на преступления, судить его за это нельзя.

Такие рекомендации содержатся в опубликованном высшей судебной инстанции обзоре судебной практики по уголовным делам о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

Еще одна новость с полей невидимого фронта: по мнению Верховного суда России, даже если спецслужбам надо “всего лишь” “пробить” человека по номеру или узнать, где “бродил” сотовый телефон, они должны получить судебное решение.

Иначе обвинения будут бездоказательны.

Родина слышит, Родина знает

Некоторые эксперты утверждают, мол, сегодня спецслужбы могут подключиться к чему угодно – телефону, компьютеру, да хоть телевизору. Так что говорить по сотовому дескать то же самое, что кричать на улице. Потенциальных слушателей на трубке может оказаться гораздо больше, чем можно себе представить.

Верховный суд РФ запретил в приговоре копировать обвинение

Так или нет, кто же из нас, простых смертных, знает. Технические возможности спецслужб – тайна за семью печатями. И не только у нас, везде рыцари секретного образа предпочитают хранить молчание по поводу своих возможностей.

Как бы то ни было, не стоит недооценивать и бюрократию секретных служб. Любая информация у них заносится в дело, а дело должно быть соответствующим образом оформлено.

И если где-то положено подшивать решение суда с разрешением, значит, такое решение будет подшито.

К тому же любая информация, если по-хорошему, рано или поздно должна быть как-то реализована. А если прослушка получена в обход суда, как доказательство ее не примут. Еще нюанс: технические возможности специального ведомства  не означают, что любой лейтенант там, щелкнув пальцем, может включить большие уши.

Следователям же процедура обязательна тем более. В каком бы они ни были звании. И здесь возникает принципиальный вопрос: может ли правоохранитель прийти в сотовую компанию, показать корочку, и забрать, скажем, данные по соединениям абонента? Или просто узнать фамилию человека по номеру сотового телефона….

Высшая судебная инстанция, изучив правовую ситуацию, сделала однозначный вывод: даже в таких казалось бы  “мелочах” решение суда обязательно. Ведь “получение данных сведений связано с вторжением в личную жизнь и влечет ограничение конституционных прав граждан на тайну телефонных переговоров”.

Для справки, в прошлом году суды выдали 326 тысяч 195 разрешений на ограничении в рамках оперативно-розыскной деятельности конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи. Еще 140 тысяч 47 разрешений на контроль телефонных разговоров было выдано в рамках следственных действий. Здесь записи прямиком ложились в уголовное дело.

Провокаторам отбой

Весьма болезненный вопрос – провокации спецслужб. Верховный суд страны постарался найти грань между обычной оперативно-розыскной деятельностью, когда преступника пытаются вывести на чистую воду, и провокаций. Это – когда под статью подводят фактически постороннего человека.

Верховный суд объяснил, что считать помощью экстремизму

В обзоре судебной практики приведен пример подобной провокации. Некий гражданин, как потом он объяснял на суде, хотел купить компьютер ребенку. Но продавец – электроника покупалась с рук – решительно заявил, что отдаст компьютер только за наркотики. А денег ему не надо.

Покупатель – делать нечего – купил у цыган героин и отнес продавцу. Но вместо компьютера человек получил срок. Продавец, как выяснилось, работал на спецслужбе. А купля-продажа была чистейшей воды провокацией.

Как выяснилось, никогда раньше покупатель не был замечен в сбыте наркотиков.  “В приговоре не содержатся доказательства того, что Ф. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников милиции, – говорится в обзоре Верховного суда. – Из этого следует, что действия Ф.

по существу были спровоцированы сотрудниками милиции, фактически совершавшими подстрекательство к совершению Ф. сбыта наркотика.

Подобное вмешательство и использование в уголовном процессе доказательств, полученных в результате провокации со стороны милиции, нарушают принцип справедливости судебного разбирательства. Действия Ф.

, совершенные в результате провокации со стороны милиции, не могут расцениваться как уголовно наказуемое деяние, что соответствует разъяснению, содержащемуся во втором абзаце пункта 14 постановления Пленума от 15.06.2006 № 14″.

Верховный суд запретил лишать прав водителей, не заметивших аварию

Поэтому Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила приговор и последующие судебные решения по делу в части сбыта наркотического средства, а дело прекратила за отсутствием состава преступления. Однако этот же приговор в части осуждения Ф. за незаконное приобретение и хранение наркотиков остался в силе.

Как поясняет Верховный суд, значительное количество поступающих в суды уголовных дел в отношении лиц, обвиняемых в сбыте наркотических средств, возбуждается в результате оперативно-розыскных мероприятий (преимущественно проверочных закупок).

В каждом случае, когда в качестве доказательств по уголовному делу используются результаты оперативно-розыскной деятельности, суды обязаны оценивать возможность использования результатов данных мероприятий в качестве доказательств по уголовному делу. Иными словами, смотреть, законно ли действовали оперативники. Не перешли ли они где-то грань?

Верховный суд объяснил, как защищать свою честь и достоинство

“Проведение проверочной закупки, как правило, обусловлено необходимостью выявления лица, занимающегося незаконной реализацией наркотических средств, а также документирования его противоправной деятельности, – говорится в обзоре.

– Для проведения указанного ОРМ требуются данные, свидетельствующие о незаконной деятельности лица, в отношении которого планируется провести закупку, а также следует закрепить эти данные, придать им такую процессуальную форму, которая позволит в будущем признать их доказательствами по делу”.

Провокация – одно из самых опасных нарушений, совершаемых оперативниками. По мнению высшей судебной инстанции, под ней судам следует понимать подстрекательство, склонение, побуждение в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, направленных на передачу наркотических средств сотрудникам правоохранительных органов (или лицам, привлекаемым для проведения ОРМ).

Верховный суд разрешил требовать моральный ущерб за незаконный штраф

Для справки

По данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, судами общей юрисдикции в 2011 году за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и сильнодействующих средств, по ст. 228-234 УК РФ осуждено 134 474 лица.

Из них для 103580 лиц обвинение в этом преступлении являлось наиболее тяжким из вмененных составов обвинения. Еще 30 894 лица осуждены за совершение этих преступлений в совокупности с другим более тяжким преступлением.

Количество осужденных за такие преступления в сравнении с 2010 годом практически осталось на прежнем уровне (снижение числа осужденных на 0,9 %).

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации

Источник: https://rg.ru/2012/07/03/provokaciya-site.html

Использование ОРД в доказывании- судебная практика

Судебная практика по делам об оперативно розыскной деятельности

sudebnaya-praktika

Судебная практика по вопросу использования в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности противоречива. Высшая судебная инстанция по этому вопросу  долго молчала, поэтому суды в основном закрывали глаза на нарушения закона при проведении ОРД и ссылались на материалы ОРД  как на доказательства в приговоре.

В последнее время, в связи с решениями Европейского суда наш Высший суд стал давать разъяснения относительно использования результатов ОРД в процессе доказывания. Наиболее обширные разъяснения по этому вопросу даны в Обзоре судебной практики по  делам  о наркотиках от 27.06.2012 года, так как большинство дел данной категории возбуждаются именно на основании результатов ОРД.

Оценивая возможность использования материалов ОРД в качестве доказательства, суды обязаны проверить соблюдение закона при проведении оперативно-розыскного действия.

Проверочная закупка

Материалы ОРД по делам о наркотиках основаны на проводимых проверочных закупках. Проверочная закупка проводится на основании  постановления, утвержденного руководителем органа дознания. В постановлении должно быть указано с какой целью проводится закупка, причины по которой закупка проводится у данного лица.

Оперативные сотрудники нередко проводят несколько закупок, через определенный промежуток времени. В таких случаях орган дознания обязан выносить постановление о проведении ОРД на каждую закупку.

В нем должны быть указаны причины повторного проведения закупки (например, сбытчик догадался или узнал о проведении закупки, с целью выявления соучастников, установления каналов поставки).

Проверочных

Проверочная закупка проводится с целью выявления и пресечения преступной деятельности. Поэтому, проведение нескольких проверочных закупок без указания причин их проведения в постановлении о проведении ОРД, означает, что орган не пресекал преступную деятельность, а потворствовал ей.

До начала проведения проверочной закупки у органа дознания должно быть достаточно сведений дающих основание подозревать лицо в преступной деятельности. В случае если подсудимый заявит о провокации оперативных сотрудников, суд обязан проверить наличие этих данных до проведения закупки.

Суд должен допросить оперативных сотрудников учувствовавших при проведении ОРМ по данному делу, свидетелей которые могли бы что-то пояснить по вопросу провокации. Голословные пояснения оперативных сотрудников о наличии оперативной информации не должны приниматься судом на веру.

Суд должен проверить действительно ли такая информация существовала. Проверка может проводиться путем изучения дел оперативного учета и процессуальным путем. Отсутствие, сведений о том, что лицо занималось преступной деятельностью до проведения закупки, свидетельствует о наличии провокации.

Умысел на сбыт наркотиков в таком случае возникает под воздействием деятельности оперативных сотрудников, а не самостоятельно. Ссылки оперативных сотрудников органа дознания на государственную тайну в таких случаях являются несостоятельными.

Информация касающаяся наличия подозрений в отношении лица должна быть полностью открыта для суда или исследована в состязательном процессе.

и аудиозаписи, полученные при проведении ОРД

Как правило, при проведении проверочной закупки ведется оперативная съемка, закупщику вручается диктофон для записи разговора со сбытчиком. Если подсудимый заявляет, что запись смонтирована или на записи нет его голоса, по делу должна быть проведена фоноскопическая экспертиза.

Для проведения такой экспертизы необходимы образцы голоса привлекаемого к ответственности лица.

Если обвиняемый на предварительном следствии отказывается от предоставления образцов то следователь (суд) вправе использовать имеющиеся в деле свободные образцы (например запись голоса при проверки показания в суде, запись голоса в ходе судебного разбирательства).

Передача образцов голоса эксперту на предварительном следствии должна осуществляться в соответствии с положениями УПК РФ, на основании  постановления следователя.

   В указанном Обзоре судебной практики по  делам о наркотиках  Верховный суд делает  вывод о том, что нарушение требований  закона о порядке проведения и оформления ОРМ, необоснованность проведения ОРД, а равно несоблюдение процессуального закона  при проведении следственных действий, влечет признание результатов ОРД недопустимым доказательством.

Существовавшая судебная практика далека от изложенных требований. Суды не выясняли причины проведения множество закупок, принимали на веру голословные заявления оперативных сотрудников о том, что имелась оперативная информация о занятии преступной деятельности лицом до проведения закупки, доводы о провокации в должной мере не проверялись.

В связи с утверждением Верховным судом названного Обзора есть надежда, что суды будут объективнее при решении вопроса о законности ОРД и судебная практика по этому вопросу в корне измениться.

Судебная практика по уголовным делам с провокацией здесь

Источник: https://pershickow.ru/ispolzovanie-ord-v-dokazyvanii-sudebnaya-praktika.

Юр-вопрос
Добавить комментарий