Судебная практика по реабилитации за незаконное уголовное преследование

Выплаты по реабилитации за незаконное уголовное преследование

Судебная практика по реабилитации за незаконное уголовное преследование

Верховный Суд РФ вынес определение по спору между адвокатом и госорганами о взыскании с последних компенсации морального вреда за его незаконное уголовное преследование и многочисленные нарушения следствием прав гражданина.

Две судебные инстанции оценили нравственные страдания адвоката в 50 тыс. руб

В мае 2015 г. в отношении адвоката АП г. Санкт-Петербурга Сергея Надеина было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Его поместили под домашний арест общей продолжительностью 10 месяцев, который затем сменился подпиской о невыезде, длившейся около 15 месяцев. В июле 2017 г.

уголовное дело в отношении адвоката было прекращено за отсутствием в деянии состава преступления, за ним было признано право на реабилитацию.

Впоследствии Сергей Надеин обратился в суд с иском к Минфину России и ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу о компенсации морального вреда на сумму 3,2 млн руб. и возмещении судебных расходов в размере 20 тыс. руб.

В обоснование своих требований истец ссылался не только на необоснованное уголовное преследование, но и на незаконные действия следователя во время предварительного расследования по делу, которые ранее были установлены соответствующими постановлениями судов.

В частности, адвокат утверждал, что следствие нарушило его право на помощь защитника по соглашению, незаконно провело обыск по месту его регистрации, допустило утечку его персональных данных.

Сергей Надеин также ссылался на ухудшение здоровья вследствие незаконного уголовного преследования, страдания, связанные с утратой социальных связей и доверия на работе и с отсутствием возможности содержать семью.

Районный суд удовлетворил иск адвоката частично, взыскав в его пользу только 50 тыс. руб. (по 67 руб. за каждый день незаконного применения мер пресечения). Апелляция дополнила решение первой инстанции, лишь взыскав в пользу истца еще 3 тыс. руб. в качестве расходов на представителя.

При вынесении своих решений суды учли тяжесть предъявленного истцу обвинения; его переживания по поводу того, что он не совершал вмененное ему преступление; длительное пребывание его под домашним арестом и подпиской о невыезде. Указанные действия, как указали суды, не могли не оказать негативного влияния на психологическое состояние истца, а также неизбежно повлекли за собой общественное порицание и утрату доверия к нему как к адвокату.

В то же время обе инстанции отклонили доводы Сергея Надеина о физических и нравственных страданиях.

Также были проигнорированы доводы адвоката о причинении ему морального вреда незаконными действиями следователя, выразившимися в ограничении доступа к выбранному защитнику и производстве незаконного обыска по его месту жительства, при этом суды сослались на отсутствие доказательств понесенных страданий именно от этих действий.

Истцу было отказано и во взыскании компенсации морального вреда за незаконную передачу его персональных данных. Кроме того, суды отметили недоказанность ухудшения здоровья адвоката вследствие незаконного уголовного преследования.

Верховный Суд РФ не согласился с выводами нижестоящих инстанций

В кассационной жалобе в Верховный Суд Сергей Надеин просил отменить судебные акты в части отказа в удовлетворении иска в размере, заявленном истцом.

Изучив обстоятельства дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ нашла кассационную жалобу обоснованной.

Высшая судебная инстанция не согласилась с нижестоящим судами в том, что присужденная ими компенсация морального вреда за нахождение истца под домашним арестом и подпиской о невыезде, а также за его уголовное преследование свыше двух лет отвечает принципам добросовестности, разумности и справедливости.

«Суды не учли, что размер причиненного морального вреда по делам, связанным с незаконным уголовным преследованием, в частности за причинение физических страданий, обусловленных ухудшением состояния здоровья, не должен в обязательном порядке подтверждаться документами о нетрудоспособности или о приобретении лекарств. При незаконном уголовном преследовании каждый человек испытывает как нравственные, так и физические страдания. Это является общеизвестным фактом, не требующим доказывания в силу ч. 1 ст. 61 ГПК РФ», – отмечено в тексте определения Верховного Суда.

Со ссылкой на постановление судьи районного суда от 18 ноября 2015 г. ВС отметил, что ранее суд признал незаконными допрос следствием защитника подозреваемого Ирины Надеиной в качестве свидетеля, а также решение о ее отводе от участия в уголовном деле в качестве защитника.

Воспрепятствование деятельности защитника нарушило права истца, равно как и незаконная передача его персональных данных адвокату свидетелей по делу, который получил доступ к частной, личной, семейной жизни Сергей Надеина и его персональным данным.

Вследствие указанных обстоятельств истец имеет право на присуждение компенсации морального вреда.

«Поскольку такими действиями следственных органов нарушены личные неимущественные права истца, то законных оснований для отказа в присуждении компенсации морального вреда, в том числе и по этому основанию, у суда апелляционной инстанции не имелось», – отметил ВС в своем судебном акте.

С учетом изложенного Верховный Суд РФ вынес Определение № 78-КГ18-82, которым вернул дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Эксперты «АГ» поддержали выводы Суда

Редакция «АГ» обратилась за комментарием к Сергею Надеину, однако адвокат отказался комментировать определение ВС. В этой связи были запрошены комментарии сторонних экспертов.

Так, адвокат МКА «Конфедерация» Валентина Леонидченко полагает, что значимость определения ВС заключается в пресечении складывающейся негативной судебной практики, «которая при отсутствии своевременного реагирования вышестоящих инстанций имеет свойство закрепляться».

В то же время эксперт отметила, что комментируемый судебный акт не способен разрешить основную проблему по аналогичным спорам, суть которой сводится к наличию в гражданском законодательстве, в частности ст.

151 ГК РФ, лишь общих оценочных понятий и отсутствию критериев, «которые должны учитываться судами при назначении размера компенсации с учетом специфики дел (тяжесть обвинения, возможное наказание; объект преступления; применимая мера пресечения и ее длительность; значимые последствия и др.)».

В качестве наглядного примера адвокат сослалась на ст.

2 Закона о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, в которой отмечено, что размер компенсации определяется судом исходя из требований обстоятельств дела, продолжительности нарушения и значимости его последствий для заявителя, с учетом принципов разумности и практики ЕСПЧ. «При рассмотрении исков реабилитированных лиц на усмотрение суда предоставлены и обстоятельства, которые должны учитываться, и критерии оценки, и размер компенсации. Не ограниченное нормами права усмотрение суда порождает значительные расхождения в судебной практике, не исключает вынесения решений, которые не достигают своей цели – неадекватный размер компенсации усугубляет моральные страдания и недоверие к государству, нарушает принцип конституционного равенства перед законом и судом», – полагает Валентина Леонидченко.

ВС присудил почти 2,4 млн руб. компенсации за 38 месяцев незаконного содержания под стражейСославшись на практику ЕСПЧ, Верховный Суд указал, что присужденная первой инстанцией компенсация в 150 тыс. руб. является явно несправедливой

Адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст отметила, что комментируемый судебный акт является вторым по счету определением ВС, в котором высказываются позиции относительно размера взысканной компенсации и оснований для этого. Она напомнила, что ранее Верховный Суд своим Определением № 78-КГ18-38 от 14 августа 2018 г.

увеличил сумму компенсации по аналогичному делу со 150 тыс. до 2,3 млн руб. со ссылками на практику ЕСПЧ. «Создается впечатление, что суды на местах не слышат позицию вышестоящих коллег. Указанная тема активно обсуждается в юридическом сообществе.

ВС формирует практику по указанным вопросам, “подает сигналы” всему судейскому сообществу, которых должно быть больше», – считает эксперт.

Ирина Фаст напомнила, что 25 сентября прошлого года на круглом столе в ФПА обсуждалась соответствующая тема о неразумной мизерности присуждаемых компенсаций (медианное значение по РФ от 70 до 140 тыс. руб. за вред жизни и здоровью), так и об их неравномерности, когда за схожие случаи могут присудить 100 тыс. или 1 млн руб.

«Стоимость» человеческой жизниЭксперты – о необходимости и возможных подходах к урегулированию судебной практики выплаты компенсаций за нанесенный материальный и моральный вред

Партнер АБ «Бартолиус» Сергей Гревцов позитивно оценил позицию Суда: «В последнее время крайне редко можно встретить судебный акт Верховного Суда, который был бы вынесен в пользу гражданина, а не государства». Тем не менее эксперт с сожалением отметил, что тема размера компенсации до конца не была раскрыта ВС.

Источник: http://hoz-molotok.ru/vyplaty-po-reabilitatsii-za-nezakonnoe-ugolovnoe-presledovanie/

Реабилитация по уголовным делам

Судебная практика по реабилитации за незаконное уголовное преследование

Согласно 34 пункту 5 статьи российского УПК, реабилитация в уголовном процессе предполагает восстановление нарушенных прав и свобод гражданина, необоснованно либо противозаконно подвергшегося уголовному преследованию, а также возмещение ему причинённого вреда.

Нормы Уголовно-процессуального кодекса, посвященные вопросам реабилитации, детализируют и развивают конституционное право граждан (53 статья российской Конституции) на компенсацию вреда, причиняемого незаконными деяниями полномочных государственных органов и их должностных лиц, со стороны государства.

Как показывает ежегодная статистика правоприменительной практики вплоть до 2019 года, процент прекращенных по реабилитирующим основаниям дел, дошедших до суда, пока не так и велик (например, в 2017 году — 1,4%).

Однако эти статистические данные все же свидетельствуют о практической реализации института реабилитации в уголовно-правовом процессе, что является важной гарантией прав граждан.

Право на реабилитацию одновременно подразумевает возмещение и имущественного, и морального вреда, а также восстановление неимущественных прав гражданина (трудовых, жилищных, пенсионных и др.), нарушенных необоснованным либо незаконным уголовным преследованием.

Основания для реабилитации в уголовном праве

В качестве юридического основания для реабилитации в уголовном судопроизводстве рассматривается судебное либо процессуальное решение, принятое с нарушением прав реабилитируемого лица и (или) действующих законодательных требований.

Соответственно, уголовно-правовая реабилитация возможна в отношении граждан, подвергшихся уголовному преследованию при отсутствии на то нормативных оснований.

Кроме того, процедура реабилитации может применяться к лицам, в отношении которых уголовное преследование осуществлялось с нарушением порядка и других уголовно-процессуальных требований законодателя.

Кто может получить право реабилитации?

Во 2 части 133 статьи российского УПК приведен исчерпывающий перечень лиц, которые могут рассчитывать на реабилитацию при наличии на то юридических оснований.

К ним относятся:

  1. Подсудимый, в отношении которого выносится оправдательный приговор.
  2. Подсудимый, освобожденный от дальнейшего уголовного преследования в результате отказа государственного обвинителя от ранее предъявляемого обвинения.
  3. Гражданин, находящийся в процессуальном статусе подозреваемого либо обвиняемого, в отношении которого прекращено уголовное преследование из-за наличия следующих правовых оснований:
    • отсутствие события преступления;
    • отсутствие заявления потерпевшего лица, когда уголовное дело, согласно требованиям законодателя, может возбуждаться не иначе как по заявлению потерпевшего;
    • отсутствие в совершенном гражданином деянии состава преступления;
    • отсутствие заключения из судебных инстанций о наличии признаков преступного деяния в действиях Генерального прокурора Российской Федерации или Председателя Следственного комитета, входящего в структуру прокуратуры РФ;
    • отсутствие согласия полномочного органа (ГД, Совета Федерации, российского Конституционного суда и других названных законодателем компетентных государственных органов, судебных инстанций и полномочных лиц), выраженного надлежащим образом, на привлечение в качестве обвиняемых лиц граждан, перечисленных в УПК, или возбуждение уголовного дела в отношении этих лиц, когда такое согласие является императивным законодательным требованием. В частности, согласие полномочных лиц и органов необходимо при возбуждении уголовного дела либо привлечении в качестве обвиняемых членов Совета Федерации, депутатов российской Государственной Думы и судей;
    • непричастность подозреваемого (обвиняемого) гражданина к совершению преступного деяния;
    • наличие в отношении подозреваемого (обвиняемого) гражданина приговора, вступившего в силу, по тому же самому обвинению или судебного определения (постановления судьи) о прекращении соответствующего уголовного дела по полностью идентичному обвинению;
    • наличие в отношении гражданина, подозреваемого либо обвиняемого в преступлении, неотмененного постановления следственных органов, или органов дознания, или прокурора о прекращении ранее возбужденного уголовного дела по аналогичному обвинению либо об отказе в возбуждении точно такого же уголовного дела;
    • отказ российской Государственной Думы на выдачу согласия для лишения неприкосновенности Президента РФ.
  4. Осужденный — при полной либо частичной отмене судебного обвинительного приговора, ранее вступившего в силу, и прекращении соответствующего уголовного дела по юридическим основаниям, предусматриваемым 1 и 2 пунктами первой части 27 статьи УПК (к примеру, ввиду непричастности лица к совершению данного преступления или по другим основаниям).
  5. Гражданин, в отношении которого проводились принудительные мероприятия медицинского характера, — при отмене противозаконно либо необоснованно вынесенного постановления судебной инстанции о применении вышеназванных мер.

Законодатель также предоставил права на компенсацию вреда в рамках реабилитации в уголовном процессе гражданам, противозаконно подвергшимся мерам процессуального принуждения при уголовно-правовом производстве.

Когда не применяются правила реабилитации?

Реабилитация в уголовном судопроизводстве не применяется, когда обвинительный приговор либо меры процессуального принуждения были отменены из-за:

  • завершения сроков давности;
  • выхода акта об амнистии;
  • недостижения гражданином возраста, с которого предусмотрена уголовно-правовая ответственность;
  • наличия у несовершеннолетнего гражданина, уже достигшего возраста, с которого законодателем предусматривается уголовная ответственность, отставания в психическом развитии, не относящегося к психическим расстройствам, из-за которого он не мог полностью сознавать общественную опасность и реальный характер своего противоправного деяния и осознанно руководить собственными действиями во время совершения соответствующего преступления;
  • принятия законодательного акта, который устраняет преступность либо наказуемость деяния, совершенного лицом, за исключением случаев, прямо предусмотренных российским УПК.

Процедура реабилитации

Порядок реабилитации можно условно поделить на несколько последовательных стадий:

  1. Юридическое признание права гражданина, подвергшегося уголовному преследованию, на реабилитацию.
  2. Обращение реабилитированного лица с письменным требованием о компенсации вреда, причиненного ему незаконным либо необоснованным уголовным преследованием.
  3. Рассмотрение требования реабилитированного заявителя и принятие полномочными органами решения о возмещении ему вреда.

Признание прав на реабилитацию

Право гражданина на реабилитацию и, соответственно, на получение компенсационных выплат может признаваться судьей в определении, приговоре либо судебном постановлении, а следователем или дознавателем — в постановлении, на основе которого прекращается уголовное дело или уголовное преследование.

После вынесения соответствующего решения реабилитированному гражданину направляется извещение, где содержатся разъяснения процедуры возмещения причиненного уголовным преследованием вреда.

Если у суда (органов дознания или следствия) нет информации о местожительстве иждивенцев, наследников или родственников умершего реабилитированного гражданина, то соответствующее извещение будет направлено перечисленным лицам не позже 5 суток с даты их обращения в судебные инстанции, или органы дознания, или органы, занимающиеся предварительным расследованием.

Обращение реабилитированного с требованием

Выплаты по реабилитации за незаконное уголовное преследование предполагают заявительный порядок, то есть компенсация реабилитированному лицу выплачивается не автоматически после признания его права на реабилитацию, а лишь после подачи им письменного требования о возмещении причиненного вреда.

Реабилитированный гражданин вправе подать соответствующее заявление на реабилитацию с требованием компенсировать ему вред, начиная со дня получения извещения о признании его прав на реабилитацию и вплоть до истечения сроков исковой давности, регламентированных российским гражданским законодательством.

Требование может быть подано по выбору реабилитированного лица в судебную инстанцию, вынесшую соответствующее решение о прекращении уголовно-правового дела и (или) уголовного преследования, либо в суд по своему местожительству, либо в суд по местонахождению полномочного органа, постановившего о прекращении дела и (или) уголовного преследования, а также об отмене либо изменении противозаконно или необоснованно принятого решения.

Возмещение имущественного и морального вреда

Судья, получивший требование реабилитированного гражданина или его родственников, наследников и иждивенцев (в случае смерти самого реабилитированного) о компенсации имущественного вреда, должен в месячный срок установить размер компенсационной выплаты и вынести постановление о выполнении платежей в рамках возмещения вреда заявителю. Все признанные выплаты выполняются с учётом уровня инфляции.

Копия принятого постановления подлежит вручению (направлению) либо самому реабилитированному лицу, либо в случае его смерти — гражданам, названным во 2 части 134 статьи УПК.

Отметим, что рассмотрение искового требования о выплате имущественных компенсаций в пользу реабилитированного гражданина происходит в упрощенном судебно порядке.

Заявитель освобождается от необходимости представления доказательной базы для установления судьей юридических оснований и размера компенсационного имущественного возмещения.

Если сведения, представленные реабилитированным гражданином в судебные инстанции, не достаточны для вынесения судебного решения, суд должен оказать заявителю содействие в сборе дополнительных данных и доказательств, требуемых для успешного удовлетворения заявленных требований, и при необходимости провести мероприятия для сбора таких доказательств.

Освобождение реабилитированного лица от бремени доказывания в судебных инстанциях правовых оснований и размеров компенсаций имущественного вреда также значит, что при недостаточности собранных доказательств, подтверждающих требования реабилитированного, любые сомнения суда должны толковаться в пользу заявителя, получившего право реабилитации.

К сожалению, сложившаяся судебная практика по реабилитации по уголовным делам показывает, что имеющиеся сомнения не всегда трактуются в пользу реабилитированного лица.

Поэтому, несмотря на отсутствие юридической обязанности сбора доказательств, заинтересованному лицу целесообразно позаботиться о наличии сведений и документов, устраняющих все сомнения относительно правомерности требований и заявленного размера компенсаций.

Возмещение реабилитированному гражданину морального вреда предполагает следующий порядок:

  1. Прокурор, высказываясь от имени государства, официально извиняется перед ним за причиненный уголовным преследованием вред.
  2. Реабилитированный может подать исковое требование о компенсации морального ущерба в денежной форме в судебную инстанцию, осуществляющую гражданское судопроизводство.
  3. Если информация о задержании реабилитированного гражданина и применении к нему различных мер процессуального принуждения была ранее опубликована в печати либо распространена в иных СМИ, то по требованию самого реабилитированного или его родственников (в случае смерти реабилитированного гражданина) либо по письменному указанию прокурора, судьи, следователя, руководителя соответствующего следственного органа, в средствах массовой информации, распространивших вышеуказанную информацию, должно в тридцатидневный срок появиться сообщение о реабилитации.

Размер выплат реабилитированному

Согласно уголовно-процессуальному законодательству, компенсационная имущественная выплата реабилитированному складывается из следующих составляющих:

  • зарплата, социальные пособия, пенсия или другие финансовые средства, которых гражданин был лишён в результате незаконного либо юридически необоснованного уголовного преследования;
  • штрафы и различные процессуальные издержки, взысканные ранее с реабилитированного лица в порядке выполнения судебного приговора;
  • имущественные ценности реабилитированного гражданина, конфискованные либо обращённые в государственный доход на основании решений судебных инстанций;
  • суммы, выплаченные реабилитированным лицом за оказание ему юридической помощи.

Обжалование судебного решения

Реабилитированный гражданин вправе обжаловать не удовлетворившее его судебное решение о назначении возмещающих выплат и возврате изъятых у него имущественных ценностей в порядке кассации, апелляции либо в надзорном порядке.

Относительно части исковых требований, оставленных судебной инстанцией без рассмотрения, реабилитированное лицо может обратиться в суд, используя порядок гражданского судопроизводства.

Таким образом, правовой институт реабилитации в уголовном процессе является важной юридической гарантией, направленной на защиту прав граждан.

Реабилитационный процесс в уголовном праве позволяет лицам, незаконно или необоснованно подвергнутым уголовному преследованию, восстановить свои имущественные и неимущественные права.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/reabilitaciya-v-ugolovnom-processe/

Уголовная реабилитация – как добиться компенсации

Судебная практика по реабилитации за незаконное уголовное преследование

К сожалению, в ходе уголовного судопроизводства нередко допускаются ошибки, из-за которых может пострадать непричастный к совершенному преступлению субъект; подобные ошибки могут быть допущены как дознавателями, следователями, так и судами.

Если такое произошло, привлечённые по ошибке к уголовной ответственности лица в силу ст.

53 Конституции РФ вправе рассчитывать на возмещение вреда, возникшего из-за противозаконных действий (бездействия) органов госвласти или должностных лиц, то есть на реабилитацию.

Основные положения, касающиеся уголовной реабилитации, прописаны в главе 18 УПК РФ. Так, согласно ст.133 УПК РФ правом на реабилитацию в уголовном процессе обладают физлица, в отношении которых:

  • был провозглашен оправдательный приговор (исключая уголовные дела частного обвинения);
  • преследование завершилось из-за отказа гособвинителя от обвинения;
  • преследование завершилось из-за отсутствия события или состава преступного деяния, отсутствия заявления пострадавшего по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, а также в некоторых других установленных законом случаях;
  • вступивший в законную силу обвинительный приговор отменен, в том числе частично, а уголовное дело было прекращено в виду непричастности осуждённого к совершению преступления либо по иным установленным законом основаниям;
  • при отмене незаконного или необоснованного постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера.

Также правом на реабилитацию обладают иные физлица, в отношении которых нелегально практиковались меры процессуального принуждения (например, имели место незаконные задержания, привод, заключения под стражу и т.п.). Достаточно часто требуется помощь по экономическим преступлениям субъектам, выступающим, например, в роли свидетелей.

Реабилитация в уголовном процессе: что она включает

Гражданин, ставший жертвой ошибки органов предварительного расследования или правосудия, вправе рассчитывать на:

  1. Возмещение имущественного вреда. Субъект может взыскать с государства, например, неполученные доходы, расходы на услуги защитника, судебные штрафы, стоимость уничтоженного имущества и т.д. Следовательно, в каждом случае сумма может быть разной.
  2. Компенсацию морального вреда. При выяснении величины компенсации следует принимать к сведению длительность процесса, вид санкции, а также иные важные моменты. Помимо денег, гражданину должен принести извинения работник прокуратуры от имени России. Если информация об уголовном деле освещалась в СМИ, то в том же издании должна быть помещена заметка о реабилитации.
  3. Восстановление в трудовых, имущественных, пенсионных и прочих правомочиях. Например, незаконно привлечённый к уголовной ответственности подлежит восстановлению в прежней должности по прежнему месту работы, ему возвращают ранее изъятое имущество, восстанавливается звание и т.д.

Если гражданин хочет взыскать имущественный вред, ему следует обратиться с соответствующим требованием в суд, который принял решение о прекращении уголовного дела (преследования), либо в суд по собственному месту проживания, либо месту расположения органа, постановившего прекратить уголовное дело или преследование, принявшего решение о незаконном применении меры процессуального принуждения. На это отводится 3 года, которые начинают исчисляться с момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав. Не позже 30 суток судья решает вопрос о производстве выплат.

«Право требования возмещения имущественного вреда принадлежит не только несправедливо обвиненному, но и его близким родственникам в случае смерти последнего. А вот компенсацию за моральный вред родственники просить не вправе, поскольку данное право неотделимо от личности субъекта».

Взыскание морального вреда происходит путем подачи иска, который предъявляется по месту расположения ответчика или месту проживания физлица.

Возможные проблемы

Право на реабилитацию в уголовном судопроизводстве существует, но на практике возникают проблемы с его реализацией. Приведем две основные.

  1. Существенное занижение размера имущественного или морального вреда. Суды, идя на поводу у ответчиков – представителей Минфина – снижают размер компенсации, руководствуясь принципом «разумности и обоснованности».
  2. Незаконный или необоснованный отказ в праве на реабилитацию. Для стороны обвинения (следствия, дознания, прокуратуры и суда) реабилитация – явление крайне нежелательное, поскольку свидетельствует о незаконном уголовном преследовании и указывает на некомпетентность, халатность и несоблюдение законодательства лицами, ранее это преследование осуществлявшими. Кроме того, получая зарплату из государственного бюджета, допустившие нарушения сотрудники делают все возможное, чтобы исключить расходование средств на реабилитацию из этого же бюджета. Поэтому соответствующие должностные лица всячески препятствуют признанию права на реабилитацию.

Решить эти две проблемы вполне может опытный уголовный адвокат, который не только подготовит необходимые документы для суда, но и представит интересы своего доверителя в процессе. Специалист добьется выплаты всех положенных компенсаций в полном объеме, даже если для этого придется обращаться в вышестоящие инстанции.

Кроме того, адвокат поможет восстановить срок исковой давности, если он был упущен реабилитированным субъектом.

Приведем пример, когда гражданин смог добиться справедливости в Верховном Суде РФ.

Алексей Золотарев, незаслуженно помещенный в СИЗО на 3 года и 2 месяца, потребовал возмещения морального вреда. Органы правосудия первых двух инстанций реабилитированному присудили лишь 150 тысяч рублей. В Верховном Суде РФ Золотарев добился присуждения компенсации в размере более 2,3 миллионов рублей – по 2 тысячи рублей за каждый день.

Отсюда следует, что гражданину, имеющему право на реабилитацию, ни в коем случае нельзя опускать руки. Заручитесь поддержкой адвоката, и шансы на получение справедливой компенсации резко возрастут.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/ugolovnaya-reabilitatsiya-kogda-gosudarstvo-priznaet-svoyu-vinu.html

Судебная практика по реабилитации за незаконное уголовное преследование

Судебная практика по реабилитации за незаконное уголовное преследование

Согласно ч. 1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах.

Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном статьей 399 настоящего Кодекса для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора (ч. 5 ст. 135 УПК РФ).

Оправданный гражданин также может получить в качестве компенсации все деньги, которые он потратил в качестве судебных издержек, в том числе все деньги на своего адвоката и/или общественного защитника, а также через суд в гражданском процессе потребовать компенсации морального вреда за его незаконное уголовное преследование.

Спрашивается, справедливы ли решения российских судов при восстановлении прав незаконного привлекаемых граждан к уголовной ответственности?! Ответ очевиден. Можно ли говорить о том, что суды общей юрисдикции исполняют закон, постановления Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека?!

Ответ остается за Вами.

ТРУНОВ, АЙВАР И ПАРТНеРЫ»

Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба объявлена приемлемой. Исследовав представленные ему материалы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не привели каких-либо фактов или доводов для отступления в данном деле от ранее сделанного вывода.

Принимая во внимание свою прецедентную практику по данному вопросу, Европейский Суд приходит к заключению, что, не исполняя вступившее в силу решение суда в пользу заявителя, национальные власти нарушили его право на доступ к правосудию и воспрепятствовали ему в получении денежных средств, которые он обоснованно мог рассчитывать получить. Калинина Л. Н.

, 1952 года рождения, имеет стаж работы судьей 17 лет, с июня 1982 года — судья Хорошевского межмуниципального суда г. Москвы, ей присвоен второй квалификационный класс. В соответствии со ст.

16 ГК РФ убытки, причиненные гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов подлежат возмещению Российской Федерации, соответствующим субъектом Российской Федерации.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г

Обратить внимание судов на то, что право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора либо прекращении уголовного дела по основаниям, указанным в части 2 статьи 133 УПК РФ, имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения.

Возмещение лицу имущественного вреда, причиненного в ходе уголовного судопроизводства, устранение последствий морального вреда и восстановление его в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах осуществляются по основаниям и в порядке, предусмотренным статьями 133-139, 397, 399 УПК РФ, нормами других федеральных законов и иных нормативных правовых актов, регламентирующих указанные вопросы.

Право на реабилитацию признается за лицом дознавателем, следователем, прокурором, судом, признавшими незаконным или необоснованным его уголовное преследование (принявшими решение о его оправдании либо прекращении в отношении его уголовного дела полностью или частично) по основаниям, перечисленным в части 2 статьи 133 УПК РФ, о чем в соответствии с требованиями статьи 134 УПК РФ они должны указать в резолютивной части приговора, определения, постановления. При разрешении требований реабилитированного суд не вправе возлагать на него обязанность доказать наличие вины конкретных должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в причинении ему вреда в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием, поскольку в силу положений пункта 1 статьи 1070 ГК РФ, а также части 1 статьи 133 УПК РФ такой вред подлежит возмещению независимо от вины указанных лиц. Право на реабилитацию имеет также лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

Как в России извиняются за незаконное уголовное преследование

«Полицейские сразу же разошлись по дому (у нас 3-комнатная квартира), а меня и понятых завели в ближайшую комнату. Они спросили, какое оружие я храню у себя дома.

Я сразу же указал на два травматических пистолета, которые находились в специальном ящике на высоте 3 м в коридоре, где их никогда не достала бы дочь.

Судебная практика по уголовному делу за дачу ложных показаний? Там же были лицензии на них.

И вот спустя четыре часа в моей спальне, под матрасом, нашли боевой, заряженный пистолет «Макарова», то есть, по их логике, травматику я храню в недоступном для ребенка месте, а настоящее оружие лежит на виду у нее!

При этом, например, уже в 2008 году один из руководителей Санкт-Петербургской таможни получил 3,5 млн руб. за девять месяцев, проведенных в СИЗО», — пояснил Багатурия. Адвокат также добавил, что не так все просто обстоит и с компенсацией материального вреда.

По его словам, де-юре человек имеет право на полную компенсацию всех расходов, но на практике суды, ссылаясь на «разумность и обоснованность», зачастую снижают размер компенсации.

Источник: https://urist-onlain.ru/osvobozhdenie/sudebnaja-praktika-po-reabilitacii-za-nezakonnoe.html

Суд пересмотрит размер компенсации морального вреда адвокату за незаконное уголовное преследование

Судебная практика по реабилитации за незаконное уголовное преследование

Верховный Суд РФ вынес определение по спору между адвокатом и госорганами о взыскании с последних компенсации морального вреда за его незаконное уголовное преследование и многочисленные нарушения следствием прав гражданина.

Юр-вопрос
Добавить комментарий